03:03 

И с заносчивостью непокрытого испанского гранда сообщил:

Василий Одоев
- Ангелина Петровна, - поигрывая сдобными щечками, представилась риэлтерша. – Да, да! – заворковала она прежде всегда ожидаемого вопроса. – Нас часто с Ангелиной Михайловной сравнивают. Хи-хи! Нет, не родственница…

Не родственница опекала Свешниковых так, будто была им кумом, сватом и семейным адвокатом. Она показала им всю базу квартир со стариками: диапазон предложений простирался от роскошных, по Ириным понятиям, хором на Кутузовском до скромных хрущебных маломерок. «Лично от себя» она не рекомендовала иметь дела с капризной Глафирой Юрьевной, а протежировала покладистую Марью Андревну… Ангелина Петровна была мастером своего дела. Уже через полчаса молодое семейство было убеждено, что аки сказочный петух, набрело на золотой фрагмент в навозе.

«Но вы, конечно, будете осматривать квартиры и выбирать подопечного сами», - дала финальный залп агентша. «Смотря что вы хотите. Мы выступаем только как посредники. После того, как вы оговорите сумму первого взноса, размер ежемесячных выплат и прочее, мы вот, вместе с Димочкой, составим договор», - кивнула она в сторону цивильного вида юноши за соседним столом. «Дима наш юрист. Гарантирует юридическую чистоту сделки», - задушевно продолжила Ангелина. Ира с Толиком недоуменно осматрели Димочку, которому на вид было никак не больше 18 лет. В качестве ответной реакции юнец неохотно оторвался от монитора, по которому, судя по звукам, рубился в Лост Плэнет. И с заносчивостью непокрытого испанского гранда сообщил: «Я с красным дипломом МГЮ окончил!» «А, МГУ!» - не понял Толик. «Димочкины услуги оплачиваются отдельно», - не спешила развеять недоразумение Ангелина. «Но недорого, совсем недорого». Далее с беспримерным тактом, которому МГЮшному Диме, похоже, было еще учиться и учиться, риэлтерша приступила к прощупыванию запросов и финансовых возможностей Свешниковых. Результат ее откровенно разочаровал. Ребята хотели самую бюджетную «двушку».

- В вашем случае, - малость поскучнев, но тоже сладкоголосо пела Ангелина, - я бы рекомендовала вот этот вариант. Квартира небольшая, но двухкомнатная. И… - конспиративно понизила голос риэлтерша, - … с перспективой расселения к 2020 году.

И хозяин такой интересный, бывший артист. 74 года. А голова ясная – яснее, чем у вас! Хм-м... Имя у него тоже интересное – Микаэл Олесьевич Рощин-Боровик. Может, псевдоним

Из дальнейших бесед прояснилось, что старичок просит за свою хрущебку самый минимум. Первый взнос в размере 10% от стоимости жилья (сущие пустяки, всего то около полумиллиона рублей). И 10 тысяч рублей ежемесячного содержания.

По дороге домой счастливый Анатолий передвигался упруго-подпрыгивающей походкой молодого воробья. С трудом переставляя распухшие ноги, Ирина помышляла только о том, чтобы лечь. И еще о том, что надо поглядеть, кто таков мистер Рощин-Боровиков.

- Та-ак, ребятушки, заходите, заходите в мои апартаменты. Палаты, чай, не царские. Но ничего, ничего... Гостями будете! – со старомодной растяжкой слов, приветствовал своих будущих покупателей хозяин. – Микаэл Олесьич я. Вам, наверное, уж рррассказали? – урчал словно ласкучий кот дедоуз. – Да, да, такое вот мое имя. Из Западной Белоррруссии!

Пока Свешниковы воевали в полуторометровом коридоре со съемом уличной обуви и надеванием тапок, дед крутился рядом и все хихикал над своим редким именем. «Экий живчик» - неприязненно подумал о нем Толян, помогая беременной жене справиться с ботильонами. Но даже из такой неудобной позиции Ира разглядела, что на старикане красуются линялые, некогда очень приличные чехословацкие брюки, клетчатый жилет прикрывает серо-голубую рубашку, а дряблые складки шеи перетекают в мятую синюю бабочку.

Наконец из коридора, уставленного советским трехстворчатым шкафом и застланного дорожкой-половиком, гости прошествовали в гостиную, она же столовая, она же и кабинет. Все тут выглядело так, будто Свешниковы уселись в машину времени и переехали на 30 лет назад. Там бы знающие люди точно оценили и румынский рыжий полированный гарнитур, и растяжку с китайской пагодой на стене, и шикарные красные «шаляпинские» обои. Произошло знакомство. Дед нашел нужным сообщить, что фамилия Рощин-Боровик у него настоящая, так что в Московской филармонии, коей отданы лучшие годы, даже и псевдоним не надо было выдумывать. "Труба, труба – на трубе играл", - пояснил Микаэл Олесьевич свою филармоническую специализацию. Словоохотливая обыкновенно Ирина как воды в рот набрала. Ей чем-то очень не нравился сидящий напротив чистенький старец с большими залысинами меж остатками тонких волос, плоским мало морщинистым лицом, иссохшим туловищем и короткой левой ногой. «Голова очень большая, вот что. Непропорционально. В ушах мох какой-то растет. Хотя старики, наверное, вообще мало кому нравятся. Неизвестно, мы какие будем», - прозорливила Свешникова.


Поскольку обычно коммуникативная жена безмолвствовала, Толик решил сам поддержать беседу. «А вы, Микаэл Олесьевич, воевали?» - ляпнул он, не подумав, что собеседнику всего-то 74. Пока Ирина испепеляла мужа взглядом, дед развеселился.

- А вот представьте себе, воевал! - залихватски, каким-то помолодевшим тенорком вскрикнул он. - Семь то и годков всего и было, как схоронились мы в лесу. В лесу, да, в лесу, у болот… - затуманился дед, предавшись каким-то своим воспоминаниям, да так, что тиком задергало у него всю левую половину лица. «Партизанил», - с уважением подумал Анатолий. Мысли Ирины о деде-герое приняли несколько иную направленность. «Ветеран, так, наверное, пенсия хорошая. Мог бы с нас и поменьше десяти тыщ содрать…» - прикидывала меркантильная самка Ирина.

- Ну ладно, ребятушки, идемте хоромы смотреть , - призвал дед. - Вижу, вижу, ребята вы хорошие. А то ходют, ходют всякие ... То больно шустрые, то аферисты. Надысь армяне приходили, Катаняны по фамилии. Нравится, говорят, дедушка, нам у вас. Квартиру бы только побольше! Во жуки-то какие!...

Так, бормоча о насущном, старец Микаэл провел Свешниковых сначала почему-то в кухню (пять с половиной метров, советский пластиковый гарнитур в розовый цветочек), потом в ванную (совместный санузел, тело ванны 1,5 метра), а затем уж в смежную маленькую комнату.

- Сплю я тут, - лаконично прокомментировал дед. - А там, - указал он еще на одну дверцу в комнате, - там чулан. Перед вами которые были, не армяне, говорили, что там гардеробную можно устроить. Ну а мне оно ни к чему, я там банки храню...

"Протухли твои, дедушка, банки" - констатировала Ирина. Обостренным как у всех дам в ее положении чутьем она уловила в комнате запах плесени или гниения, чего-то лесного...

- Грибочки там храните, Микаэл Олесьевич? - повинуясь обонятельной ассоциации, поинтересовалась она, параллельно припоминая все, что знает о ботулизме.

- Нет!!! - неожиданно почти взвизгнул ветеран. - Хранить грибы это... Это... У меня на них страшная аллергия!
- А-а... - протянул Толик, заботливо придерживая жену, шарахнувшуюся было от стариковского крика как лошадь от фанфар. Дед, однако, уже опомнился. И сам был не рад уже, что взъерепенился.
- Ох, простите, простите вы меня старого, ребятушки, - принялся он снова за самый медовый речитатив. - Раз чуть не помер я от этих грибов то. Видеть их не могу, даже на картинке. А уж в банку закатаными и подавно...
- А я грибы собирать люблю. Ох, у нас и опят осенью на даче! Так пойдешь, бывало, с ножиком, с пня полведра и снимешь... - с присущей ему грацией бегемота выступил Анатолий. Дед слушал его, по-бойцовски выпятив вставную нижнюю челюсть. И, вероятно, поэтому имел вздорный и отнюдь не дружелюбный вид...

URL
Комментарии
2011-03-18 в 12:47 

afon
Хью Хефнер то тут при чем? :)

2011-03-18 в 13:14 

Василий Одоев
Afon, где ваше чувство юмора?

URL
2011-11-07 в 23:24 

Василий Одоев
Представляю. Поэтому-то решено реанимировать проект, но по другому адресу. Но "зеркало" тут оставим)

URL
   

Морква и москвичи

главная